Профспілка "Захист Праці" (UNI, IUF)

INDEPENDENT TRADE UNION "ZAKHYST PRATSI" (UNI, IUF) tel. +380 50 358 71 48

Сергей Григорьев: “Киевский зоопарк можно спасти, но его хотят уничтожить и застроить”

Posted by admin на Листопад 5, 2012

Киев объявил конкурс на должность директора зоопарка. Того самого одиозного зоопарка, который чиновникам известен как Киевский зоологический парк государственного значения, киевлянам — как лагерь смерти, а зоологам мира — как один из пяти худших зоопарков по версии PETA. Тем временем власть прощупывает позицию общественности на возможный перенос зоопарка из престижной центральной зоны Киева.

Недавно из зоопарка уволился прежний руководитель, сын советника премьер-министра Алексей Толстоухов. Он запомнился тем, что при нем, помимо прочих бед, животные совершили самый скандальный побег: дикобразы, лисы и сурки, подкопавшие себе под землей путь на волю.

В конкурсе, открытом до 16 ноября, намерен участвовать известный зоозащитник, работающий в зоопарке семь лет и ставший одним из первых изобличителей того, что происходило в его застенках — Сергей Григорьев, председатель первичной организации профсоюза “Захист Праці”. Он надеется не столько победить, сколько привлечь внимание к проблемам зоопарка. О том, что в зоопарке плохо, знают все, но не все знают, насколько плохо и непрофессионально относятся там к животным. Вот лишь несколько эпизодов из трагической хроники «зооконцлагеря» последних лет из уст другого сотрудника зоопарка — Марины Мищенко, работавшей ведущим зоологом, и.о. завотдела орнитологии (отдел курировал коллекцию птиц Киевского зоопарка: более 100 видов, 90% которых занесены в Международную Красную книгу и Красную книгу Украины).

Эпизод 1: «В июне ветеринары зоопарка собрались купировать крылья уткам-мандаринкам, содержащимся во внутреннем вольере, для переселения их в открытый вольер с прудом. Собирались, по их словам, „обрезать всех“. Для справки — период яйцекладки мандаринок продолжается до середины июля. Взрослая птица, подвергшаяся стрессу и искалеченная, прекращает размножение навсегда. Кроме того, при наличии сформировавшегося яйца в яйцеводе, самки чрезвычайно чувствительны к стрессам и травмам. Итак, было отловлено и прооперировано восемь взрослых мандаринок из маточного поголовья, а оставшиеся подверглись стрессу в вольере при отлове собратьев, в связи с чем прекратили яйцекладку. Молодняк, выведенный в инкубаторе, 12 голов, тоже подвергся ампутации фаланги крыла. В результате количество способных к размножению мандаринок сократилось на 60%. Это произошло при непосредственном участии зав. ветклиники зоопарка. Чем руководствовались ветеринары, осознанно уничтожая маточное поголовье птицы?»

Эпизод 2: «Сова сипуха сломала лапу. Ситуация не уникальная, хотя перелом сложный: в природе и в неволе животные часто получают травмы. Тем не менее, шанс на излечение был, учитывая, что это молодая птица, рожденная в Киевском зоопарке в 2010 году. К тому же в Киеве есть ветеринарная клиника, где лечат переломы трубчатых костей у птиц методом эндопротезирования. Директор клиники согласился лично и бесплатно провести операцию, единственным условием было официальное письмо зоопарка о сотрудничестве в оперировании совы. Следует ли говорить, что замдиректора по зоочасти, ветеринарный врач, защитивший диплом по остеосинтезу у млекопитающих (собак), в разрешении на такое письмо отказал? В результате на лапу был наложен гипс без доступа воздуха, произошло размягчение тканей, кости сместились и не срослись. Через 1,5 месяца гипс сняли и лапу ампутировали. Почему животные должны гибнуть или оставаться калеками из-за амбиций людей, не желающих повышать свой профессиональный уровень, но старательно поддерживающих имидж лучших специалистов в галактике?»

Эпизод 3: «В июле 2010 года установилась сильная жара, в отдельные дни до +40 в тени. Клетки птиц, расположенных в южной стене здания павильона, сильно перегревались еще до полудня. Каждый день мы поливали клетки холодной водой из шланга. Раскаленный бетон мгновенно высыхал, но намокшие птицы легче переносили жару. Особенно страдали северные птицы. Однажды утром мы обнаружили мертвой самку белой совы, жившую в клетке возле центрального входа в павильон. Как оказалось позднее, в условиях экстремальной жары у птицы отказала сердечно-сосудистая система. Состояние беркута и нескольких балобанов внушало опасения, и их клетки были немедленно облиты водой. Когда мы принесли в нашу ветклинику труп совы, главврач на повышенных тонах заявил, что мы поздно ее принесли, и теперь невозможно установить причину смерти. Итак, единственная рекомендация, последовавшая со стороны ветслужбы зоопарка в связи с аномальной жарой, продолжавшейся больше месяца — быстрее приносить трупы для вскрытия. На резонное замечание, что ветеринарная служба зоопарка игнорирует свои обязанности и не оформляет вызовы в виде служебных записок, главврач взорвался яростными обещаниями загнобить меня ветеринарными проверками и письменными предписаниями».

Эпизод 4: «О пингвинах Гумбольдта: я познакомилась с ними, когда их было четверо, и содержались они в домике для пингвинов неподалеку от центрального входа в зоопарк. В лучшие времена, говорят, их было 14, и жили они на Острове зверей в открытом вольере. Причем число их постоянно сокращалось, и лишь в бывшем домике для пеликанов, а ныне домике для пингвинов, стабилизировалось, достигнув четырех. Вообще, их история печальна и напоминает песенку о десяти веселых негритятах. Сначала пингвинов завезли, а вольер для них не построили. В итоге посадили куда попало. У пингвинов специфические требования к жилью: нужен глубокий бассейн без углов и резких выступов, с возможностью быстро и полностью менять воду. По этой причине не подходил Остров зверей, где подача воды была медленной, и полный цикл замены занимал более суток. Еще пингвинам требуется наличие прямых солнечных лучей, сухой и теплый воздух и, конечно, витаминные добавки в рационе, состоящем исключительно из замороженной мелкой морской рыбы. Эти условия, в общем-то, несложно соблюсти, и во многих зоопарках Европы пингвины Гумбольдта содержатся в открытых вольерах с бассейном и искусственными скалами, где гнездятся в неглубоких норах и нишах. В нашем случае соблюдалось только условие с бассейном: вода в нем всегда была чистая, стенки вымыты. Но в домике начисто отсутствовала вентиляция, не говоря уже о системе поддержания климата. Солнечный свет не проникал, отопление включалось только с началом отопительного сезона. О добавлении витаминов в рыбу никто никогда не слышал. В июле у пингвинов началась линька. Этот процесс, довольно болезненный для птиц, у пингвинов проходит бурно и требует больших затрат энергии. Птица не ест, теряет практически все оперение за 2-3 дня, не заходит в воду, а на 4-5-й день на розовой спине уже пробиваются кончики новых черных перышек. На фоне линьки часто обостряются хронические заболевания, поэтому следует исключать стрессы, переохлаждение. А перед линькой — усилить питание и увеличить количество витаминов. Для сотрудников ветклиники линька стала неожиданностью. Главврач, проработавший в зоопарке 26 лет, в недоумении взирал на облезлого пингвина, и в итоге потребовал его изолировать. Изоляция для социальной птицы — сильный стресс. Также главврач настоял на срочной дезинфекции домика пингвинов с переносом птиц в другое помещение. После дезинфекции птицы были отловлены и перенесены туда. Вскоре после возвращения начались проблемы. Три из четырех птиц потеряли голос, стали кашлять. На неоднократные сообщения о состоянии пингвинов Гумбольдта, главврач парировал: «Ведите дневник кормления и не вмешивайтесь в медицинские вопросы». Никаких ветеринарных мероприятий не проводилось. Создалось впечатление, что в ветклинике чего-то ждали! Погода испортилась, атмосферная влажность повысилась, в домике стало трудно дышать. У пингвинов появилась одышка, слабость, аппетит окончательно пропал. Последний из троицы самцов начал линьку. Он выглядел хуже всех и лежал, тяжело дыша. При утреннем обходе нашли мертвым линявшего самца, самого крупного из группы. Были вызваны ветеринары, которые стали ловить оставшихся в живых двух самцов и пытаться накормить их насильно рыбой. Птицы сопротивлялись из последних сил, а рыбу, всунутую в горло, отрыгивали. Пингвины умерли через пару часов после экзекуции. Осталась одна самка, не проявлявшая признаков заболевания. Отказываясь от пищи, она беспрерывно плавала кругами, разыскивая собратьев. Сотрудники отдела поставили возле бассейна большое зеркало, и птица, издавая приветственные крики, бросалась к нему. Стояла возле зеркала, лежала возле него, даже во время купания старалась не отплывать. Поскольку самка пингвина не проявляла признаков болезни, возникла идея передать ее в другой зоопарк. Стали искать зоопарки на территории СНГ, у которых содержатся пингвины Гумбольдта: это Московский, Ленинградский и Сочинский. Но позвонил главврач и сказал, что сам займется пингвином. На мой уточняющий вопрос, намерен ли он отправлять ее в другой зоопарк, ответил: «Отпустите этого пингвина, это не ваша проблема». По-видимому, всю группу пингвинов Гумбольдта в Киевском зоопарке ветврачи «отпустили» с момента их поступления в зоопарк. Возможно, это относится ко всем животным Киевского зоопарка, и вот так тихой сапой происходит уничтожение коллекции, посредством преступного бездействия«.

Эпизод 5: «Африканские страусы в Киевском зоопарке производят удручающее впечатление. Две из трех самок практически лишены оперения на задней части туловища. Причина — нарушение поведения одной из страусих, вырывавшей и съедавшей перья собратьев. Проблема давняя, с ней пытались бороться опытные орнитологи из числа уволившихся, но безрезультатно. И вот было найдено радикальное решение: продать или обменять страусиху-„каннибала“ на молодняк. Нашли управляющего страусиной фермой, договорились об обмене. Осталось составить акт приема-передачи. С этим актом я пришла к руководителю, и мне было предложено уволиться по собственному желанию как показавшей неудовлетворительные результаты моей работы. Скажу только, что мне очень жаль, что страусы так и остались лысыми, не успев обрасти перьями к наступлению холодов».

Совершенно очевидно, что в существующем виде киевский зоопарк ни с моральной, ни с любой другой точки зрения существовать больше не может. Его закрытия добиваются и зоозащитники, и бандиты, собирающиеся прикарманить освободившуюся территорию. Закрывать зоопарк ни в коем случае нельзя, уверен Сергей Григорьев. Хотя бы потому, что его положение критично, но не безысходно. Восстановить функционирование зоопарка, даже при скромном бюджете, мог бы любой нормальный специалист с мозгами и совестью. Очевидно, это понимают и те, кто все-таки надеется отобрать зоопарк у города под застройку, обещая взамен новый зоопарк, где все будет по-другому. Не будет. Мы знаем, кто у власти и кто туда стремится. А нового зоопарка Киев может вообще не дождаться, учитывая колоссальные долги госбюджета и любовь к обещаниям. Поэтому выбор между «уничтожить» и «восстановить» должен быть сделан в пользу «восстановить», убежден Григорьев.

— Почему зоопарк быстро вымирает?

– В первую очередь из-за неэффективного управления. Непрофессиональное руководство зоопарком приводит к тому, что, сколько зоопарку денег не дай, сколько животных не подари, толку не будет все равно. За последние годы деградации зоопарка утеряна школа, сам «зоопарковский дух». Зоопарк превратился в место «освоения» бюджетных денег, а животные давно отошли на задний план. В такой неопределенной ситуации работники вынуждены ориентироваться больше на собственное выживание, чем на развитие зоопарка. Создается впечатление, что руководство города до конца не понимает истинное назначение зоопарка в первую очередь как научно-просветительской организации, что подтверждает идея создания в зоопарке аттракциона-дельфинария. Зоопарк воспринимается как развлекательное учреждение, и работникам до сих пор заработную плату насчитывают по самой низкой тарифной сетке для работников культуры. Назначаемые в последние годы на должность гендиректора специалисты, к сожалению, не обладали достаточным пониманием проблемы, возможно, были недостаточно смелы, чтобы объяснить, убедить, доказать городским чиновникам, что зоопарк — это прежде всего имиджевое место не только для местной власти, а для всей страны. Поэтому необходимо дать ему возможность развиваться, освободить от бремени «осваивать» бюджетные деньги.

— Самые главные, нерешенные и фатальные для зоопарка проблемы?

– Главная проблема зоопарка — строительство. Зоопарк категорически не должен сам строить капитальные объекты и заниматься капитальным ремонтом. При зоопарке не должно быть никаких хозрасчетных «Служб заказчика» с отдельными функциями и банковскими счетами. За последние двадцать лет такого «самостоятельного строительства» практически ни один объект в зоопарке не был сдан «под ключ» и не имеет полного пакета документов. Все, что строится или ремонтируется, выполняется зачастую некачественно временными «рабочими с метро Вокзальная», которые еще и живут на территории зоопарка в антисанитарных условиях, создавая дополнительные проблемы.

Я за «московский» подход к строительству. Все, что было построено в Московском зоопарке, строил город, своими возможностями. Зоопарк в этом участвовал на уровне согласования проектов и принятия в эксплуатацию готовых объектов. И самое главное — руководство зоопарка не имело никакого отношения к выделенным на строительство бюджетным деньгам. В отличие от Киевского зоопарка, все объекты были построены качественно и в срок.

Наличие в зоопарке отдельной строительной структуры, «службы заказчика», в которой может числиться только один-два сотрудника, но через счета которой проходят десятки миллионов гривен, крайне настораживает. Должность замдиректора по строительству, распоряжающегося огромными средствами, довлеет над всем зоопарком. Какие животные!.. Здесь план, гонка, аврал. Тонны бетона и металла! Естественно, административная часть подавляет зоологическую. Собственно работники зоопарка оказываются на задворках, статистами ситуации. Вот я, например, начальник научно-просветительского отдела, а зоопарк прежде всего просветительская организация. Приехала комиссия из Европейской ассоциации зоопарков и аквариумов, а меня даже не представили им. Комиссией занимались замдиректоры по строительству и по организационно-хозяйственной части. Вот вам пример из жизни. И что вы в такой ситуации можете от зоопарка ожидать? Уберите подальше от зоопарка «строительные» денежные потоки, и все наладится.

— Нуждается ли зоопарк в расширении площади или переносе на другую территорию, более комфортную для содержания животных, научной работы?

Пока сложно найти более комфортную территорию для зоопарка, чем есть.

На много лет вперед 34 гектара, да еще с таким природным ландшафтом, вполне достаточно для городского зоопарка. Когда-нибудь, когда руина будет окончательно «подолана», президент мог бы подарить зоопарку территорию соседней воинской части.

— Зоопарку принадлежит почти 40 га: престижный район, зеленая рекреационная зона — все, что соблазняет инвесторов-застройщиков, которые уже и так обступают зоопарк со всех сторон. Не приведет ли все, что происходит за последние годы в зоопарке, к медленному уничтожению его статуса и в будущем уничтожению самого зоопарка? Учитывая, что зоопарк и так уже исключен из EAZA и вошел в пятерку худших зоопарков мира по версии PETA.

– Очень сложно нормальному человеку понять ход мыслей представителей беспринципного бизнеса. Мне кажется, что они не думают глобально: закрывать или не закрывать зоопарк. Скорее их интересует возможность отхватить себе лично «кусок» здесь, там «ломоть» оторвать, а что будет с оставшейся частью, их не тревожит.

Глобально городская власть прощупывала позицию общественности по возможному переносу зоопарка через реакцию на заявления главного архитектора Киева Целовальника. Думаю, перенос зоопарка был бы очень перспективен для провластного бизнеса. С одной стороны, освобождается 34 гектара земли в центре города, с другой — новый «самый современный» зоопарк на новом месте можно строить, не скупясь, десятилетиями, выделяя и выделяя бюджетные деньги.

— Вы подали свою кандидатуру в конкурсе на должность руководителя зоопарка. Как вы оцениваете свои шансы? По-вашему, как может развиваться история с новыми назначениями, и кто может стать новым руководителем?

– Какие могут быть шансы у человека, выступающего против «главного назначения зоопарка» — «освоения» бюджетных денег. Я хочу перевернуть все с головы на ноги, вернуть логику в эту организацию. Вряд ли это оценят. Более сорока лет я содержу и развожу различных животных, мои мозги работают в этом направлении, и мне крайне непонятно и неприятно то, что происходит с зоопарком в последние годы. Если мое мнение хотя бы услышат, уже хорошо, поменять в один миг все не получится, ведь это тоже политика.

— Что вы скажете о стандартных объяснениях массовых, частых смертей: якобы животные давно пережили свой естественный репродуктивный возраст, умирают от старости, а для «оживления» зоопарка необходим молодняк?

– Большинство объяснений гибели животных последних лет у меня вызывают сомнения. Особенно касающиеся отравления животных. Практически ни одно отравление доказано не было. Для администрации зоопарка гораздо удобнее выглядеть жертвой, а не виновником смертей животных. Каждую смерть животных необходимо тщательно расследовать и изучать. Вот вам научная работа, которую в первую очередь необходимо вести и делать практические выводы, чтобы не допускать трагических ошибок впредь и постоянно работать над улучшением условий содержания животных. Показателен случай с самыми редкими крокодилами в мире — кубинскими. На протяжении нескольких лет в зоопарке от холода погибло три трехметровых крокодила. Никто не ответил за их гибель, воду так и не стали подогревать.

Нет для меня ничего циничнее преждевременной гибели слона Боя. До сих пор тиражируется версия о якобы умышленном отравлении слона. До сих пор расследование не завершено и никто не ответил за это. Бой у всех на глазах был доведен до истощения, что подтвердила судебно-медицинская экспертиза. Никакого яда обнаружено не было. А тот документ о скудном рационе, «благодаря» которому здоровье Боя было подорвано, был подменен задним числом на другой, более богатый.

Каким вы видите киевский зоопарк в идеале: начиная от условий, заканчивая креативными идеями — вашими или из международной практики идеями.

Я не хочу ничего особого выдумывать, на это нет времени. Главная задача — как можно быстрее приблизить зоопарк к европейским стандартам и вернуть его в Европейскую ассоциацию зоопарков и аквариумов. Это мой приоритет. Думаю, что нет смысла тратить время на какие-то особые исследования. Нужно принять, что мы практически безнадежно отстали, и все силы бросить на налаживание добрых и длительных отношений с теми, кто уже обладает необходимыми знаниями и опытом. И учиться, учиться, учиться, в том числе, и нормальному общению.

Учитывая все проблемы зоопарка, которые с каждым годом лишь усугубляются, не лучше ли вообще избавиться от такого концлагеря-зоопарка и раздать животных?

Это не проблемы зоопарка, а скорее проблемы страны, в которой он находится. Все можно достаточно быстро изменить к лучшему, желание есть, но еще необходима политическая воля. Без современных зоопарков не удастся сохранить большую часть редких краснокнижных видов животных. Зоопарки, как это ни грустно и пафосно звучит, становятся последними анклавами, резервациями для многих видов исчезающих животных, которым уже нет места в природе.

Нужно ли передавать зоопарк в частную собственность, на каких условиях?

Формы собственности зоопарков бывают разные. Есть зоопарки муниципальные (коммунальные), такие как Берлинский, Московский, Пражский, коллективной собственности (акционерные общества и тресты) — как Кельнский и Джерсийский. Один из самых лучших и больших зоопарков мира, зоопарк Сан-Диего, принадлежит общественной организации — зоологическому обществу Сан-Диего. Частных крупных зоопарков, принадлежащих одному человеку, я не знаю. Частные, в основном дельфинарии и океанариумы, что еще раз подтверждает их в первую очередь коммерческую направленность.

Что касается Киевского зоопарка, я категорически против передачи его в частные руки. Зоопарк должен остаться собственностью киевлян, и при желании может управляться и развиваться достаточно эффективно. Но при условии, что горожане научатся правильно пользоваться своей собственностью и жестко ее контролировать. То, что зоопарк имеет двойное подчинение — городу и министерству экологии — дает хоть какую-то минимальную гарантию, что зоопарк не приватизируют по-тихому, перенесут или закроют. То, что зоопарк до сих пор существует, как раз говорит об эффективности такой формы собственности. Благодаря конфликту коммерческих интересов и большому количеству желающих заработать на зоопарке он еще жив.

Я не сторонник частных коммерческих зоопарков, созданных, в основном, для зарабатывания денег и зависящих от одного человека, владельца. Не дай бог с владельцем что-нибудь случится или у него поменяются вкусы, жизненные приоритеты — и все население зоопарка, все животные станут заложниками этой ситуации.

Многие эксперты уверены, что территория зоопарка может постепенно разойтись по частным рукам, если на его площади будут создаваться проекты вроде океанариума и парка аттракционов, подразумевающие коммерческие инвестиции извне.

Можно с уверенностью предположить, что океанариум, который на самом деле является просто коммерческим дельфинарием — первая ласточка завуалированной приватизации земли Киевского зоопарка под якобы очень благим предлогом. На самом деле, помимо того, что у зоопарка заберут землю и скомпрометируют в глазах мировой общественности содержанием дельфинов в условиях, непригодных для их нормальной жизни, Киевский зоопарк еще получит себе под носом конкурента, что сразу же скажется на выручке от продажи билетов.

В этой ситуации коллектив зоопарка прореагировал на удивление очень мудро и сплоченно: практически все против строительства дельфинария. Думаю, при нынешней ситуации в стране инвесторов в зоопарк допускать нельзя в принципе: как только на территории зоопарка они построят даже ветхий деревянный сарайчик, то найдут возможность всеми правдами и неправдами приватизировать его вместе с землей.

Есть ли сейчас на неприкосновенной территории зоопарка предприятия, владеющие частной собственностью нелегально?

Насколько мне известно, нет. Есть только арендаторы, работающие по договорам. Это аттракционы и торговые точки.

Каким образом вообще мог появиться проект океанария и дельфинария, если использовать дельфинов в коммерческих целях, кажется, запрещено международным законодательством?

Зоопарк и дельфинарий — совершенно разные по своей сути объекты. Если для современного зоопарка главная задача это все-таки научно-просветительская работа и участие в программах разведения и сохранения редких и исчезающих видов животных, то для дельфинария коммерческая составляющая является главной и единственной. Дельфинарий — это развлекательное шоу с использованием животных, по своей структуре и организации ближе к цирку.

Украинские дельфинарии не являются научно-просветительскими организациями, и практически все построены с нарушением законодательства, при этом они не имеют всех необходимых документов на право собственности на дельфинов, об их происхождении, ветеринарных и санитарных справок.

Например, киевский дельфинарий «Немо» размещен на самозахваченном участке земли и начал свою работу еще до полного ввода здания в эксплуатацию. Этот дельфинарий неоднократно проверялся и опечатывался различными контролирующими инстанциями, но, тем не менее, невзирая на пломбы, дельфинарий не прекращал работать ни на день. В декабре 2011 года «Немо» в очередной раз был закрыт санстанцией, но ни вмешательство прокуратуры, ни два судебных решения, подтвердивших законность требований СЭС, не остановили работу этого объекта.

Дельфины на таких объектах содержатся не в морской воде, а в искусственно созданном растворе, содержащем хлор и другие антисептические препараты для обеззараживания воды, что вызывает у животных серьезные повреждения кожи и может приводить к слепоте. Сонарные волны, за счет которых ориентируются дельфины, отражаются от плоских стен бассейна, нанося боль дельфинам, в результате чего они практически не общаются между собой. Все это в несколько раз сокращает продолжительность их жизни в неволе. Три вида дельфинов, встречающихся на территории Украины, занесены в Красную книгу Украины и охраняются Международной Красной книгой, Красной книгой Черного моря и Международной Конвенцией об охране китообразных. Отлов и использование дельфинов в коммерческих целях запрещены законодательством Украины, а содержание в дельфинариях является прямым нарушением статей 7, 8 и 25 Закона Украины «О защите животных от жестокого обращения».

Несмотря на мощных лоббистов на уровне городской власти, допускать строительство дельфинария в Киевском зоопарке категорически нельзя. «Океанариум», который по своей сути является дельфинарием-аттракционом, крайне компрометирующий объект для Киевского зоопарка, пытающегося вернутся в Европейскую ассоциацию зоопарков и аквариумов (EAZA), к европейским нормам содержания животных и восстановить свою и без того подмоченную репутацию.

Как содержатся и пополняются коллекции зоопарка?

Самый важный документ в зоопарке — «План развития коллекции», который должен каждый год пересматриваться. От плана развития коллекции зависят все остальные планы, начиная от капитального строительства, внесения изменений в штатное расписание, кадровых вопросов и закупки кормов. Если планом развития коллекции было предусмотрено приобретение, например, слона, то до момента привоза слона в зоопарк нужно запланировать и построить слоновник, состоящий из уличного вольера, зимнего помещения для содержания, перегонных помещений, комнат для рабочих по уходу за животными, помещения для хранения кормов. Также необходимо рассчитать необходимый штат сотрудников, которые должны все это обслуживать, подготовить их на специальных курсах, составить рационы на слона и закупить необходимые корма. Многие зоопарки имеют специализацию по содержанию животных. Кто-то содержит много видов попугаев, кто-то антилоп. Киевский зоопарк в советское время специализировался на разведении исчезающих амурских тигров и делился потомством с зарубежными зоопарками.

Пополняется коллекция зоопарка в основном за счет покупки, взятия в аренду или обмена животных у других зоопарков. Реже в зоопарк поступают конфискованные животные (с таможни, например), бывает также, что животных подбрасывают или дарят.

Понятно, что махинации и нарушения могут быть везде, тем более в такой специфической сфере деятельности. Это вопрос больше к представителям «компетентных органов». Из того, что стало известно и очень меня возмутило, это подмена руководящим сотрудником в 2010 году размножающейся пары белых какаду на двух желтохохлых какаду (новогвинейских тритонов) неопределенного пола. Это очень неравноценный обмен, жаль, что эта махинаторша уволилась и не понесла наказания.

Расскажите о той почти комической, но на самом деле печальной истории с закупками корма для зоопарка по завышенным ценам (морковь за 8 грн., хлеб более 4 грн.), и явно не входящего в рацион его обитателей (печенье, гранаты, хурма и т.д.)? Тогда по некоторым оценкам убыток зоопарка составил более 2 млн. грн., а недостача — более 1 млн. Каким образом, по-вашему, происходила эта афера?

Что касается афер с тендерами, не думаю, что в зоопарке есть какие-то свои ноу-хау. Это общегосударственная проблема. Тендеры — это катастрофа, мешающая развитию Киевского зоопарка. Нужно постараться законно уйти от проведения тендеров и закупать продукты по прямым поставкам или даже на оптовых рынках и супермаркетах. В любом случае это будет гораздо дешевле и качественнее. «Спорные» корма, особенно которые могут пользоваться популярностью у недобросовестных сотрудников и расхищаться, необходимо заменить полнорационными, сбалансированными комбикормами.

Что сейчас происходит с научными департаментами зоопарка: функционируют ли они?

Научного отдела сейчас нет, и научная работа не ведется.

Обладает ли сейчас зоопарк в его нынешнем состоянии возможностями цивилизованно содержать редких, неадаптированных животных?

Из положительных примеров я могу назвать только достаточно большую коллекцию земноводных: 54 вида жаб, лягушек, тритонов, которые, к большому сожалению, недоступны для посетителей зоопарка и содержатся в закрытой лаборатории, требующей ремонта и дополнительного финансирования.

Участвует ли киевский зоопарк в последние годы в различных международных программах сохранения, изучения, репродукции ценных животных?

Участвует только на уровне предоставления информации в международные племенные книги по количеству и составу содержащихся «проблемных» видов (черный аист, марабу, зубр, китайский аллигатор…).

Ветеринарная клиника зоопарка принимает частные заказы или обслуживает только зоопарк?

Новый состав ветеринарного отдела, в отличие от предыдущего, в «частной практике» пока замечен не был. Надеюсь, что и не будет, и сотрудникам не придется занимать очередь со слоном за владельцами кошек и собак.

Как в зоопарке обстоит ситуация с молодняком? Откуда вообще в зоопарк поступает молодняк?

Хуже, чем когда-либо. Новые животные в зоопарк поступают очень редко. В зоопарке размножаются, в основном, «непоказательные» виды, которые и так будут размножаться практически в любых условиях. Например, домашние ламы или лошади Пржевальского, которые за много поколений содержания в неволе стали практически домашними (один бывший сотрудник даже ездил на них), олени, которых тоже можно назвать условно одомашненными, обезьяны. С размножением водоплавающих птиц на открытых прудах большие проблемы — серые вороны выбивают весь молодняк. Несколько сотен яиц этим летом в сезон размножения погибли в инкубаторах при отключении электричества в зоопарке за неуплату. Откуда взяться молодняку, если в коллекции много видов животных — однополые или одиночки. Неожиданно подаренные зоопарку бурые медведи Потап и Настя создали много проблем. Новый вольер медвежатника, который открывали в 2011 году, предназначался не для них, а для белогрудых медведей, ожидавших расширения жилплощади много лет. Теперь благодаря необдуманному подарку пять медведей стоят в очереди на то, чтобы погулять на улице, и вынуждены большую часть времени проводить в бетонных берлогах. Один белогрудый медведь, кстати, за счет непродуманной конструкции перегонных помещений, совсем не выходит, и всю оставшуюся жизнь должен будет провести в небольшой клетке-берлоге. К тому же, бурые медведи Потап и Настя — родные брат и сестра неизвестного происхождения, они не имеют племенной ценности и не будут включены в программы разведения. Самый приемлемый вариант — передать Потапа и Настю в приют для бурых медведей «Синевир», и в следующий раз руководству зоопарка быть более принципиальным и научиться отказываться от таких подарков. Единственное, что порадовало в последнее время — достижение специалистов лаборатории земноводных: размножение мадагаскарских лягушек-помидоров, впервые, кстати, в Украине. Но на экспозиции их, к сожалению, нет.

До революции зоопарк не спонсировался из бюджета: его полностью поддерживали меценаты. По-вашему, удачная ли это идея, и можно ли попытаться реализовать ее сейчас?

Для зоопарка, как и для банка, важна репутация, построенная на доверии. Зоопарк должен быть максимально открыт для прессы и общественности, все механизмы работы зоопарка должны быть максимально прозрачны. Каким образом можно привлечь спонсоров и меценатов, если животные периодически гибнут по непонятным причинам и есть подозрение, что деньги разворовываются или тратятся не по назначению!

Я разрабатывал программу опекунства животных для Киевского зоопарка. С воплощением программы возникло много проблем, в частности, связанных с рационами животных и ценами на продукты. Опекун, пришедший помочь животным зоопарка, должен понимать, за что и сколько платит. Эти суммы должны быть обоснованными. Одним из главных достоинств опекунских программ, помимо финансовой помощи зоопарку, является дополнительный контроль благосостояния животных со стороны опекуна. Привлечение денег спонсоров и меценатов — дело непростое и потребует полного пересмотра политики, проводимой зоопарком в последние годы. Отсутствие у Киевского зоопарка сайта и затруднения, периодически возникающие с посещением зоопарка журналистами, явно не помогут решить эту задачу. Привлечение денег «со стороны» и увеличение количества друзей должны стать приоритетом в деятельности зоопарка.

Что за эти годы происходило в эволюции проекта строительства павильона для человекообразных обезьян? Павильон строился еще с 2006 года, было вложено 12 млн. грн., а потом строительство застопорилось якобы из-за нехватки финансирования. Чем закончилась эта история, и действительно ли для такого павильона необходимы около 70 млн. грн. (такая сумма была озвучена представителями зоопарка, которые якобы нашли инвестора под проект)?

Строительство павильона для человекообразных обезьян, насколько я знаю, началось еще в 2004 и полностью прекратилось в 2007 году. Сколько было потрачено средств, сказать не могу, но знаю, что до сих пор зоопарк не рассчитался с подрядчиком ООО «Гарант і Я», и что они пытаются вернуть деньги через суд.

P.S. Самец равнинной гориллы Тони, единственный в Украине некогда был передан из Нюрнберга киевскому зоопарку в пожизненную аренду. До сих пор, в свои 38 лет Тони не обзавелся семьей и хорошим вольером. «Мне стыдно перед ним за всех, — пишет в Фейсбуке Григорьев, автор замечательных и пронзительно грустных фотопортретов Тони, — Посетители подходят очень близко, орут на Тони, громко требуют, чтобы он показался, дети визжат, смеются. Тони не только тесно, ему тяжело эмоционально. Около вольера мне удалось простоять не более десяти минут. Посетители ведут себя так, что оставаться сдержанным очень сложно. Средневековье! Такие высокоразвитые, эмоциональные животные как гориллы должны быть лучше защищены от публики. Тем более Тони, живущий не первый год в одиночестве. Мне удалось один раз побывать в его клетке — очень гнетущее ощущение замкнутого пространства».

Источник: Громадський проект “Київський зоопарк”

Advertisements

Одна відповідь to “Сергей Григорьев: “Киевский зоопарк можно спасти, но его хотят уничтожить и застроить””

  1. Марина said

    Поддерживаю Григорьева.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s

 
%d блогерам подобається це: